Литературоведение

>

Кто такой Бог?

В продолжение публикации нового цикла анимационных фильмов, созданных в рамках проекта АКАДЕМИЯ ВЕРЫ, серия "Кто такой Бог?"

 
>

Лев Толстой

"Как тихо, спокойно и торжественно, - подумал князь Андрей… Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его, наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..."

 
>

Иван Бунин

«И умерла, и схоронил Иаков
Ее в пути...» И на гробнице нет
Ни имени, ни надписей, ни знаков..."

 
>

Пьер Абеляр

"И не будем сомневаться в том, что они полезны для нас, если и не как заслуга, то, во всяком случае, как некое искупление. Божья благость никогда и ничего не допускает вопреки своим предначертаниям, и что бы дурное ни совершалось, она всё приводит к наилучшему концу..."

 
>

Библия в латинской литературе

О значении Библии для латинских авторов рассказывает Луиджи Виттури, преподаватель семинарии при католическом богословском институте Studium Generale Marcianum (г.Венеция, Италия).

 
>

Библия в англо-американской литературе

Лекция профессора венецианского Университета Ка'Фоскари Розеллы Мамоли Цорци посвящена осмыслению влияния Священного Писания на развитие англо-американской литературы.

 
>

Сельма Лагерлеф

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Петр II Негош

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Мать Мария

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Тенгиз Абуладзе

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Рене Шатобриан

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Иосиф Бродский

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.
 
>

Михаил Шолохов

Обращение великих художников к Библии никогда не заканчивалось только иллюстрацией Вечной Книги. Оно всегда предполагало личное осмысление. В программе "Библейский сюжет" делается попытка соединить "прекрасного разрозненные части", по-другому взглянуть на всемирно известные произведения искусства, рассказать о судьбе их создателей.